Филипп IV
       > ПРАВИТЕЛИ МИРА > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Ф >

Правители мира

Филипп IV

1605–1665

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


ДИНАСТИИ
ГЕНЕАЛОГИЯ
ГЕОГРАФИЯ
ЛИТЕРАТУРА

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ ХРОНОСА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ОТ НИКОЛАЯ ДО НИКОЛАЯ
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
РЕПРЕССИРОВАННОЕ ПОКОЛЕНИЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА

Прочее:

Филипп IV

Филипп IV.

Финансовый кризис и «тотальная война»

Великие планы финансовых реформ в Кастилии, ввиду постоянного давления, вынуждавшего искать все новые денежные источники для финансирования войны (также требовалось поддерживать крупными денежными суммами военные усилия венских кузенов), пришлось из года в год откладывать. Все более сказывался приоритет внешней политики по отношению к финансовой и внутренней. Между тем, все ухудшающаяся для Испании внешнеполитическая конъюнктура делала внутреннюю политику все более бескомпромиссной, что, однако, не вело к достижению поставленных целей. Требования великодержавной политики сводили на нет все планы по подведению прочного основания под финансы государства. Волюнтаризм пагубно отразился, в частности, на Кастилии, которая благодаря монополии на торговлю с Америкой была самой преуспевающей землей короны.

Уже за победы двадцатых годов цена была очень высокой. Объем первого проекта бюджета на 1622 год увеличился более чем на 8 миллионов дукатов, удвоившись по сравнению с последним бюджетом правления Филиппа III. В середине двадцатых годов вдвое также поднялись налоги, а кредитная задолженность возросла в пять раз. Ничем не сдерживаемый рост денежной массы путем чеканки не обеспеченных серебром веллонов (ходовой медной монеты) повлек за собой значительную инфляцию.

Дальнейшие финансово-политические меры, которые, по существу, преследовали лишь цель наполнения государственной казны, оказали разрушительное действие па хозяйство в целом. В 1628 году веллон девальвируется наполовину. Спустя несколько лет его

[153]

стоимость удваивается специальным королевским указом. Процедура эта повторяется ровно через два года, когда веллон девальвируют еще ровно на 300 процентов. Испанские финансисты нашли свою «курицу, несущую золотые яйца». Последствия не замедлили сказаться: медные деньги быстро дискредитировали себя как в стране, так и за рубежом, а инфляция взбиралась все выше и выше. На торговлю это действовало уничтожающе.

Военная экономика затрагивала все стороны жизни. Огромные и постоянно растущие расходы на военные операции требовали все больших жертв от всех. С 1630 года налоги на свои должности вынуждены были платить государственные служащие, при этом вследствие пустой казны часто месяцами, а иногда и годами не получая жалованья. В тридцатые годы Оливарес вновь и вновь обращается с призывом к дворянству «в рамках своих возможностей» предоставить финансовые средства. Эти «добровольные» пожертвования вскоре были заменены конкретными требованиями. Grandeza должна была из собственного кармана оплачивать мобилизацию войска и его содержание или строить укрепления. Попытка оказать силовое воздействие еще и на церковь с целью выколачивания средств даже привела к серьезному конфликту с папой.

И сам король не избежал общего финансового кровопускания. Филипп IV продал свои королевские регалии и пожертвовал большое количество серебра, королева Изабелла и инфанта Маргарита также пожертвовали своими украшениями. Согласно оценкам, в течение своего правления король продал 200 000 вассалов, т. е. примерно 4 процента всего населения Кастилии. Ввиду общего тяжелого финансового положения с сороковых годов, конечно, стало трудно прода-

[154]

вать землю, вассалов или титулы. Распродажа собственности короны шла полным ходом и вне пределов Иберийского полуострова. В 1635 году на Сицилии у Филиппа IV больше не было собственной земли. «Rey Planeta» превращался в «безземельного короля» 32. Безденежье было таково, что, например, пришлось отложить на целый год запланированную вторую свадьбу короля, так как Филипп IV не пожелал отказаться от пышной церемонии бракосочетания.

Основная тяжесть в финансировании войны, а также экипировке армии лежала на Кастилии. Фу эрос (традиционные региональные законы) охраняли отдельные части государства от опасных перегрузок. Разумеется, невозможно было полностью игнорировать требования Мадрида, и провинции порой вносили весомый вклад в обеспечение военной силы. Так, испанские Нидерланды санкционировали в 1628 году существенные специальные годовые выплаты, а также предоставление солдат для фламандских вооруженных сил; Неаполь и Сицилия в период между 1630 и 1650 годами выставляли ежегодно четыре миллиона дукатов, а также 6 000 солдат и значительное количество военного снаряжения. Эти и другие части государства, такие как Наварра, Валенсия, Арагон, по мере сил шли навстречу требованиям короны. Здесь дело не дошло до сепаратистских мятежей, как в Португалии и Каталонии.

Разумеется, тяжелее всего было неимущим слоям. Придумывались все новые и новые налоги. Вновь и вновь обсуждался проект всеобщего налога на помол, имевшего то преимущество, что поголовно охватывал все население. Впрочем, он столь же часто отвергался. Но налоговая нагрузка была невыносима и для более широких слоев населения, или, как сформулировал это в 1639 году Кеведо: «Оливарес под предлогом

[155]

их защиты вынул у кастильцев из карманов столько денег, что скоро нечего было бы защищать».

Но безмерный рост налогового бремени не приводил к ожидаемому результату — покрытию расходной части государственного бюджета. Расходы (в первую очередь для вербовки и оснащения войск и ведения войны) продолжали существенно превышать доходы. Финансировались они главным образом генуэзскими и португальскими банкирами, которые в качестве гарантии получали залоговое право на будущие государственные доходы и в первую очередь на поставки серебра из Америки. Разумеется, таким образом очень быстро были заложены доходы на много лет вперед. При перебоях в поставках серебра или незапланированном снижении объема ситуация становилась драматической.

В начале 1627 года, впервые в правление Филиппа IV, государство стало неплатежеспособным, и пришлось объявить его банкротом. На практике это означало, что корона одним махом освобождалось от своих долгов за счет кредиторов. Конечно, после подобных действий с годами становилось все труднее находить банкиров, готовых предоставлять кредиты такому государству.

Военные действия в Каталонии, снижение численности населения вследствие эпидемий и скудеющие налоговые поступления, падение поставок серебра из Америки и кабальная процентная ставка на растущие снежным комом долги в 1647 году вновь привели к кризисной ситуации. Во второй раз было объявлено о банкротстве государства. Опять пострадали главным образом португальские и генуэзские банкиры, которым сильно задолжала корона. Чистый доход для бюджета от прекращения выплат и отказа от долговых обязательств оценивался в десять миллионов дукатов.

[156]

Через несколько лет, конечно, все снова повторилось; планируемые доходы государства были заложены до 1655 года; в 1652 году пришлось снова объявлять государство банкротом.

По мнению Доминго Ортиса, начатая в 1635 году война с Францией вызвала необходимость взвинтить налоги до небывалой высоты. Политическая катастрофа привела к тому, что изо дня в день приходилось отыскивать новые возможности привлечения финансовых средств. Именно тогда были «найдены» авантюристские и разрушительные для Кастилии поборы (как, например, очажный сбор, бумажный акциз и т. д.). Дальнейшие меры, принятые в сороковых и пятидесятых годах (новые манипуляции со стоимостью веллона: в 1642 году он был девальвирован на четверть своей стоимости, а в 1651 году ревальвирован до прежнего уровня), продолжали финансово-политический грабеж населения. Порожденные этим разрушительные силы в конце концов полностью обескровили страну. Воцарились нищета и хаос.

[157]

Карлос Кольядо Сейдель. Филипп IV (1621-1665). Здесь воспроизводится по изд.: Испанские короли. Ростов-на-Дону, 1998, с. 153-157.

Вернуться к оглавлению статьи Карлоса Кольядо Сейделя

Вернуться на главную страницу Филиппа IV

 

 

 

 

 

ПРОЕКТ ПОРТАЛА ХРОНОС

ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС