Филипп IV
       > ПРАВИТЕЛИ МИРА > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Ф >

Правители мира

Филипп IV

1605–1665

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


ДИНАСТИИ
ГЕНЕАЛОГИЯ
ГЕОГРАФИЯ
ЛИТЕРАТУРА

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ ХРОНОСА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ОТ НИКОЛАЯ ДО НИКОЛАЯ
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
РЕПРЕССИРОВАННОЕ ПОКОЛЕНИЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА

Прочее:

Филипп IV

Филипп IV.

Война и свержение Оливареса  (1621-1643)

В начале правления Филиппа IV внешнеполитическая ситуация в Европе, со всеми ее кризисами, выглядела для Испании довольно благоприятной. Битва у Белой Горы в 1620 году решила первую стадию Тридцатилетней войны в пользу императорской и испанской армий. После изгнания из Богемии Фридриха Пфальцского, зятя английского короля Якова I, Англия стала искать сближения с Испанией. Во Франции будущий противник, Ришелье, еще не успел как следует укрепить свои позиции, а внутриполитические неурядицы парализовали способность к внешнеполитической деятельности. Стабильным оставалось и положение в Италии. Лишь три тамошних государства не контролировались Испанией и вели независимую политику: Республика Венеция, Папская область и герцогство Савойское. Единственный кризисный очаг находился в Нидерландах.

В 1621 году истекал срок двенадцатилетнего перемирия с Соединенными Провинциями. Еще в конце правления Филиппа III стало расти недовольство пактом с этой страной, которую рассматривали как отошедшую провинцию. Следовало положить конец постоянной

[147]

угрозе испанским кораблям со стороны нидерландских пиратов. Мир не был продлен; возобновление враждебности явилось вступлением в нескончаемую серию войн, длившихся в течение всего периода правления Филиппа IV.

Казалось, первые успехи подтверждали правильность новой политики. Форсированное в последние годы правления Филиппа III оснащение Армады обеспечило победу в первом морском сражении против Соединенных Нидерландов в 1621 году. За этим последовали и другие успехи. Осенью 1627 года Филипп IV свел положительный баланс своего правления. В речи перед Советом Кастилии он с гордостью констатировал укрепившееся международное положение Испании. И действительно, к этому моменту, после успехов испанцев на море и побед Спинолы и герцога фон Фериа, Нидерланды были сильно ослаблены. К тому же хозяйственная блокада грозила задушить «отпавшие провинции». После побед императорской армии под командованием Тилля и Валленштейна уже строились планы порабощения протестантских держав Северной Европы; Балтика должна была стать шаге nostrum * Габсбургского дома. Филипп IV получил прозвище «Rey Planeta» **. Казалось, наконец вновь можно будет вернуться в состояние, соответствующее богоугодному порядку.

Но затем, после вмешательства Испании в 1627 году в войну за Мантуанское наследство, поражения испанской армии последовали одно за другим. Чтобы сохранить контроль над этим критическим для Испании регионом, — в опасности мог оказаться «испан-

[148]

ский путь», связывавший с испанскими Нидерландами через Бургундию на Северную Италию, — Оливарес счел необходимым ввести туда войска. Вопреки ожиданиям, занять укрепление Казале не удалось. К тому же, несмотря на внутренние проблемы, в конфликт неожиданно вступила французская армия. Результатом явилась трехлетняя война. Усугубленная голодом и эпидемией чумы, она принесла много бед испанским владениям в Италии. Одержимость Оливареса, любой ценой стремившегося к победе, привела лишь к тому, что огромные суммы денег были выброшены на ветер. В конце концов Испании пришлось распрощаться с надеждами на победу и согласиться в 1631 году на невыгодный Кераскский мир.

События в Италии привели к тому, что остались без внимания другие очаги кризиса. Испанской армии пришлось мириться с поражениями во Фландрии, а голландский флот одержал победу в Атлантике и взял укрепление Пенамбук, где находилась, пожалуй, богатейшая фактория Португалии в Бразилии.

Упрочение положения Франции при Людовике XIII и Ришелье подняло страну на такую степень могущества, что она посчитала себя в состоянии оспаривать у Испании роль первой мировой державы; конфликт между соседями становился неизбежным. После победы испано-императорских войск в Нердлингене в 1634 году Людовик XIII решил, что наступил момент прямо вмешаться в события, и в следующем году началась война с Францией. Первоначальные успехи испанских и императорских войск в течение 1637 года потеряли размах, и инициативу взял в свои руки Ришелье. Кардинал повел наступление на пиренейскую границу и овладел Фуэнтеррабией. Таким образом, впервые за столетие ареной военных действий стал Иберийский

[149]

полуостров. И хотя в 1638 году французские войска были отброшены назад, мир после этого долго не продержался.

Попытка Оливареса добиться согласованности усилий всех частей Испанского государства, — чтобы достичь необходимого напряжения сил, которого требовали бесконечные войны, — в 1640 году в конце концов превратилась в свою противоположность. В начале года против короны восстали каталонские штаты. Толчком к восстанию послужили протесты против расквартирования королевских войск в Каталонии после начала войны с Францией и бои в Руссильоне. К войне с Францией каталонские штаты относились скорее пассивно; теперь же их принуждали к войне. В результате недовольство, носившее первоначально лишь местный характер, стало стремительно распространяться и, после убийства весной 1640 года вице-короля, переросло во всеобщий бунт. Попытки Оливареса подавить волнения провалились в январе 1641 года. В 1642 году Каталония попросила защиты у Франции; были введены французские войска, взявшие под контроль эту новую провинцию Людовика XIII. В декабре 1640 года герцог Браганза, имевший династические притязания, также воспользовался ослабевшим положением короны и объявил независимость Португалии от Испании. Его короновали под именем Иоанна (Жуана) IV.

В тридцатые годы отношение Португалии к центральному правительству явно ухудшилось и не в последнюю очередь из-за введенных Мадридом против Нидерландов и Англии торговых санкций, которые сильно вредили португальской внешней торговле. Когда Оливарес попытался добиться еще более активного финансового и военного участия вице-королевств, каталонский мятеж перерос в восстание. Поскольку фаво-

[150]

рит бросил все силы на возврат Каталонии короне, у Браганзы оказалось достаточно времени, чтобы укрепить свое господство. И когда в 1657 году началось отвоевание Португалии, было уже слишком поздно. Междуцарствие Габсбургов в лузитанской земле подошло после шестидесяти лет к концу.

Историография усматривает причину внутриполитических проблем, вставших перед короной во время правления Филиппа IV, в децентрализации власти и усилении привилегий отдельных регионов по отношению к центральному правительству (в фискальных, военных и даже юридических делах) с конца правления Филиппа II. В результате корона потеряла власть и авторитет. Теперь же, когда Оливарес попытался остановить и повернуть вспять этот процесс, его усилия натолкнулась на ожесточенное сопротивление штатов. Восстания в Португалии и Каталонии грозили расшатать устои государства и расколоть единство державы. Поэтому неудивительно, что на фоне никак не наступающего решительного поворота на полях битв и возникновения внутрииспанских очагов конфликтов положение Оливареса становилось все более опасным. К тому же своим авторитарным стилем правления фаворит нажил себе бесчисленных врагов. Тем не менее открытая оппозиция грандов (grandeza) оставалась редкостью. В общем, она ограничилась «забастовкой грандов» 31, которая состояла в том, что grandeza в знак протеста против политики Оливареса бойкотировала заседания Советов. Спланированные выступления, как, например, заговор герцога Медины Сидонии, влиятельнейшего гранда Западной Андалусии, в 1641 году были исключением. Суровые репрессии против (настоящей или мнимой) внутриполитической оппозиции, жертвами которых становились и представители 

[151]

grandeza, — например, род Толедо, — еще более сплачивали ряды противников Оливареса. Их объединяла цель — свержение тирана.

В 1643 году наконец пробил час. Ядро оппозиционной группировки, осуществившей долгожданное свержение Оливареса, составили королева Изабелла, начинавшая оказывать все большее влияние на политику, и принцесса Маргарита Савойская, кузина Филиппа IV. Судьба valido была решена после того, как против него выступила часть его собственной партии. Пока Оливарес находился с Филиппом IV на сарагосском фронте, антиоливаресское движение в Мадриде смыкало свои ряды. Поражение королевской армии при попытке отвоевать Лериду оказалось той последней каплей, которая переполнила чашу терпения. Когда в конце 1642 года король вернулся в столицу, оппозиция против королевского фаворита была настолько велика, что ее больше невозможно было сдерживать. В начале 1643 года Оливарес был уволен с государственной службы и сослан в свое имение в Кастилии. Там, с горечью в сердце, он и скончался спустя несколько лет.

При всем критическом отношении Оливареса все же нельзя попрекнуть в одном: в том, что благодаря своему положению (как его предшественник Лерма или Ришелье во Франции) он несправедливо обогатился (даже если для достижения политических целей не задумываясь использовал коррупцию как средство). И в противоположность тому, что произошло при приходе к власти Оливареса, после его свержения не было никакой «охоты на ведьм». Большинство государственных Служащих, назначенных графом-герцогом, продолжали занимать свои посты. Филипп IV, принявший теперь бразды правления, сделал ставку на преемственность. 

[152]

Примечания

* Зд. «внутренним морем» (лат.).

** Король планеты (исп.).

31. Maranon, «Еl Conde Duque», с. 584 и след.

Карлос Кольядо Сейдель. Филипп IV (1621-1665). Здесь воспроизводится по изд.: Испанские короли. Ростов-на-Дону, 1998, с. 147-152.

Вернуться к оглавлению статьи Карлоса Кольядо Сейделя

Вернуться на главную страницу Филиппа IV

 

 

 

 

 

ПРОЕКТ ПОРТАЛА ХРОНОС

ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС