Филипп IV
       > ПРАВИТЕЛИ МИРА > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Ф >

Правители мира

Филипп IV

1605–1665

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


ДИНАСТИИ
ГЕНЕАЛОГИЯ
ГЕОГРАФИЯ
ЛИТЕРАТУРА

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ ХРОНОСА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ОТ НИКОЛАЯ ДО НИКОЛАЯ
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
РЕПРЕССИРОВАННОЕ ПОКОЛЕНИЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА

Прочее:

Филипп IV

Филипп IV.

Valimiento (правление) графа-герцога Оливареса

В противоположность результатам предыдущих исследований сегодня можно утверждать, что Филипп IV ни в коей мере не был марионеткой в руках своих советников и в первую очередь Оливареса. Филипп IV держался за своего valido (фаворита), как Людовик XIII держался за Ришелье. Он видел в нем самого подходящего человека для осуществления собственной политики. Это не говорило о его лености или неспособности. Все же в своих решениях Филипп IV, несомненно, испытывал значительное влияние именно Оливареса.

Valimiento (фаворитизм) как институт Филипп IV унаследовал от своего отца. На сей раз он воплотился в фигуре дона Гаспара де Гусмана, графа-герцога Оливареса. Филипп отличал Оливареса уже в детстве, на что указывает огромное доверие, оказываемое тому молодым королем. Приняв руководство мировой дер-

[144]

жавой в возрасте шестнадцати лет, Филипп был вынужден опираться на опыт почти вдвое старшего и закаленного в дворцовых интригах Оливареса.

Последний добился ряда важных придворных должностей и в должности первого министра короля играл ведущую роль в политических вопросах. Оставаясь руководителем, для осуществления своей политики Филипп нуждался в опыте и умении своего valido быстро ориентироваться. Оливарес, который, по признанию современников, обладал неистощимой энергией, не давал остановиться всему аппарату управления и осуществлял на практике политические инициативы.

Традиционными совещательными и исполнительными органами были Государственные советы, которым поручались территориальные и административные задачи. Ко времени вступления Филиппа IV на престол таких Советов насчитывалось  13. В их состав в зависимости от значения и социального престижа входили представители высшей аристократии, мелкого дворянства и специалистов. Оливарес, положение которого с годами укреплялось, постепенно ослаблял влияние этих контрольно-исполнительных органов. Прежде всего он сам занимал все становившиеся вакантными ключевые посты в придворном штате или выдвигал на них своих доверенных лиц. Кроме того, это давало Оливаресу возможность в рамках программы внутриполитических реформ производить «чистки» аппарата. Увязывание этого намерения с первоначальной целью «расшлаковывания» государственного бюджета хотя и способствовало реструктуризации придворного штата, в конечном счете лишь едва ощутимо разгрузило бюджет.

Осенью 1622 года Оливарес наконец стал Государственным советником и взял на себя роль первого

[145]

министра. В 1630 году у Оливареса, несомненно, были в руках все нити, и со второй половины тридцатых годов можно даже говорить о неограниченной диктатуре vaiido. К этому времени Оливарес еще более ограничил власть традиционных Советов. Он противопоставил им в рамках реформы механизма принятия решений (потребность в которой была вызвана постоянным состоянием войны) в качестве своего рода чрезвычайных органов новые институты (Верховный совет и Исполнительный совет). Находясь в подчинении Советов, они закладывали основу для авторитарного правления Оливареса.

Руководство Оливареса все более превращалось в тиранию. Если в первом десятилетии правления Филиппа IV в центре политических дискуссий стояло понятие «реформа», то в тридцатые годы оно было заменено на «повиновение». Отныне Оливарес правил железной рукой, следя за любым движением в государстве и контролируя его. Свою политику он претворял в жизнь, ни с кем не считаясь. Малейшее сопротивление его планам приравнивалось к государственной измене. Посредством обвинений в непослушании против оппозиционных групп предпринимались жесточайшие меры. Огромных жертв требовала и цензура. Так, например, на основании приписываемых ему критических строк и по обвинению в шпионаже в пользу Ришелье, был осужден на четыре года тюремного заключения поэт Кеведо-и-Вильегас.

Несмотря на диктаторский стиль правления, Оливарес чувствовал себя первым слугой короля. Он был, по его собственному метафоричному определению, осужден на галеры политики и прикован и штурвалу государственного корабля, но, как дополняет картину Стредлинг, он соединял в себе к тому же навигатора 

[146]

и погонщика рабов, приводивших этот корабль в движение 30.

Отношения между Оливаресом и королем имеют фундаментальное значение для понимания эпохи правления Филиппа IV. Король во всем поддерживал проекты своего фаворита. При их осуществлении он мог рассчитывать лишь на энергичность своего valido. А чтобы выполнить задачи, поставленные перед монархией, несомненно, требовались титанические усилия.

[147]

Примечания

30. Stradling, «Felipe IV», с. 89

Карлос Кольядо Сейдель. Филипп IV (1621-1665). Здесь воспроизводится по изд.: Испанские короли. Ростов-на-Дону, 1998, с. 144-147.

Вернуться к оглавлению статьи Карлоса Кольядо Сейделя

Вернуться на главную страницу Филиппа IV

 

 

 

 

 

ПРОЕКТ ПОРТАЛА ХРОНОС

ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС