> XPOHOC > БИОГРАФИИИСТОРИЧЕСКИЕ ЛИЦА ГРЕЦИИ  >
ссылка на XPOHOC

Агис IV

244-241 гг. до Р.Х.

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ

На первую страницу
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ
РЕЛИГИИ МИРА
ЭТНОНИМЫ
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА
Агис IV (? - 241 гг. до н.э.) - сын Эвдамида II, спартанский царь из династии Эврипонтидов. Унаследовав престол в 244 г., Агис IV начал войну с Ахейским союзом. Его поход в Аркадию был неудачным: ахейский стратег Арат разбил спартанцев при Мантинее. В следующем году Агис IV потерпел новое поражение, попытавшись осадить Мегалополь. Наконец при египетском посредничестве Агис IV заключил мир с Аратом и вернулся в Спарту, где вскоре начал проведение реформ.
Программа проводимых Агисом IV реформ состояла из трех пунктов: отмена долгов, передел земли и возрождение "спартанского образа жизни" с его суровостью, постоянными военными тренировками, традиционным воспитанием юношества. Начинания Агиса IV нашли широкую поддержку в Спарте. Особенно популярен был лозунг отмены долгов. Он привлекал не только рядовых граждан и безземельных неполноправных спартиатов, но и часть богатой верхушки спартанского общества, а именно тех, кто вынужден был из-за долгов заложить свои земли ростовщикам. По расчетам Аги-са IV, передел земли должен был дать 4 500 участков, в результате чего спартанская армия пополнилась бы 4 500 воинами-спартиатами. Кроме того, планировалось провести передел земли и в общинах периэков, что дало бы 15 000 участков и, соответственно, 15 000 воинов-периэков.
Противником Агиса IV выступили второй царь - Леонид II и некоторые эфоры. Однако царь-реформатор добился изгнания Леонида II и замены противодействовавших ему эфоров другими. Дядя Агиса IV - эфор Агесилай, крупный землевладелец, но опутанный долгами, энергично осуществил отмену долгов. Долговые документы были сожжены. Освободившись от долгов, тот же Агесилай стал всячески тормозить осуществление земельного передела, так как не хотел терять свои земли. Проволочка с проведением земельной реформы подорвала авторитет Агиса IV. Его положение усугубилось еще и тем, что на Спарту напали этолийцы с целью грабежа. Агис IV во главе спартанского войска отправился на войну с ними. Его отсутствием воспользовались противники реформы. Они вернули из изгнания царя Леонида II, который добился отмены реформ. В 241 г. по возвращении из похода Агис IV был арестован и повешен вместе с матерью и бабушкой.

Плутарх об Агисе IV:

"Не достигнув еще двадцати лет, [Агис], воспитанный в богатстве и роскоши своей матерью Агесистратой и бабкой Архидамией, самыми состоятельными в Лакедемоне женщинами, сразу же объявил войну удовольствиям, сорвал с себя украшения, сообщающие, как всем казалось, особый блеск и прелесть наружности человека, решительно отверг какую бы то ни было расточительность, гордился своим потрепанным плащом, мечтал о лаконских обедах, купаниях и вообще о спартанском образе жизни и говорил, что ему ни к чему была бы царская власть, если бы не надежда возродить с ее помощью старинные законы и обычаи".

Использованы материалы кн.: Тиханович Ю.Н., Козленко А.В. 350 великих. Краткое жизнеописание правителей и полководцев древности. Древний Восток; Древняя Греция; Древний Рим. Минск, 2005.


Агис IV - Царь из рода Эврипонтидов, правивший в Лаконике в 244—241 гг. до Р.Х. Род ок. 262 г. до Р.Х. + 241 г. до Р.Х. Сын Эвдамида II.

+ + +

Благородством и возвышенностью духа агис намного превосходил своего соправителя из рода Агидов — Леонида II. С детства он воспитывался в роскоши своей матерью Агесистратой и бабкою Архидамией, самыми состоятельными в Лакедемоне женщинами. Но еще не достигнув 20 лет, он объявил войну удовольствиям, сорвал с себя украшения, решительно отверг какую бы то ни было расточительность, гордился своим потрепанным плащом, мечтал о лаконских обедах, купаниях и вообще о спартанском образе жизни и говорил, что ему ни к чему была бы и царская власть, если бы не надежда возродить с ее помощью старинные законы и обычаи.

С этой целью он стал испытывать настроения спартанцев. Молодежь, вопреки ожиданиям Агиса, быстро откликнулась на его слова и с увлечением посвятила себя доблести, ради свободы переменив весь образ своей жизни, точно одежду. Но пожилые люди, которых порча богатства коснулась гораздо глубже, бранили Агиса.

Впрочем, и среди пожилых некоторые одобряли и поощряли честолюбие Агиса и горячее других — Лисандр, пользовавшийся у граждан высочайшим уважением, а также дядя царя, Агесилай. Последний был умелым оратором, но человеком развращенным и сребролюбивым. Он принял участие в начинаниях Агиса, лишь страшась множества кредиторов, от которых надеялся избавиться с помощью государственного переворота. Склонив на свою сторону дядю, агис тут же стал пытаться с его помощью привлечь и мать, пользовавшуюся, благодаря множеству зависимых людей, должников и друзей, огромным влиянием в городе и нередко вершившую государственные дела. Мать и бабушка зажглись честолюбивыми мечтами юноши и согласились пожертвовать своим богатством ради чести и славы Спарты.

Чуть ли не все богатство Лаконики находилось тогда в руках женщин, и это сильно осложняло и затрудняло задачу Агиса. Женщины воспротивились его намерениям и обратились к Леониду с просьбой, чтобы тот по праву старшего остановил Агиса и помешал его начинаниям.

Тем не менее хлопотами Агиса Лисандр был избран в эфоры (в 243 г. до Р.Х.), и через него царь немедленно предложил старейшинам ретру, главные разделы которой были таковы: долги должникам прощаются, земля делится заново между 4500 спартанцами и 15 000 периэками. Число спартанцев должно было пополниться за счет периэкови чужестранцев, получивших достойное воспитание. Законы Ликурга восстанавливаются в полной мере.

Так как мнения геронтов разделились, Лисандр созвал собрание и вместе с Агесилаем стал убеждать сограждан поддержать его закон. Под конец с кратким словом выступил агис и объявил, что делает огромный вклад в основание нового строя — первым отдает во всеобщее пользование свое имущество, заключающееся в обширных полях и пастбищах, .а также в шестистах талантах звонкой монетой. Так же точно, прибавил он, поступают его мать и бабка, а равно друзья и родичи — богатейшие люди Спарты.

Народ приветствовал Агиса, но богачи заклинали Леонида не оставить их в беде, умоляли о помощи геронтов, которым принадлежало право предварительного решения — и, наконец, добились своего: ретра была отвергнута большинством в один голос. Тогда Лисандр, который еще оставался эфором, привлек Леонида к суду на основании одного древнего закона, запрещавшего Гераклиду приживать детей с иностранкой и грозившего ему смертью, если он покинет Спарту, чтоб поселиться в другой стране. (Леонид имел двух детей от какой-то азиатской женщины.) Вместе с тем Лисандр уговорил Леонидова зятя Клеомброта, который тоже был царской крови, заявить притязания на власть. Леонид был жестоко напуган и, с мольбой об убежище, укрылся в храме Афины Меднодомной. Он получил вызов в суд, но не вышел из храма, и тогда спартанцы передали царство его зятю Клеомброту.

Когда год миновал, вновь вступившие в должность эфоры разрешили Леониду покинуть его убежище, а Лисандра приговорили к суду. Однако Агие и Клеомброт в сопровождении друзей двинулись на площадь, согнали эфоров с их кресел и назначили новых, в числе которых был и Агесилай. Затем они вооружили многих молодых людей и освободили заключенных, приведя в трепет противников, которые ждали обильного кровопролития. Но цари никого не тронули, напротив, когда Леонид тайно бежал в Тегею, а Агесилай послал вдогонку убийц, которые должны были расправиться с ним по пути, Агие, узнав об этом, отправил других, верных ему людей, те окружили Леонида кольцом и благополучно доставили его в Тегею.

После переворота дело стало быстро продвигаться вперед. Все долговые расписки снесли на площадь, сложили в одну кучу и подожгли. Все ждали после этого передела земли, но Агесилай стал всеми силами тормозить принятие соответствующего закона. Он ни в коей мере не хотел лишаться своих полей и, избавившись от долгов, старался теперь сохранить свое богатство. К тому же Агису пришлось надолго уйти из Лакедемона — он отправился с войском на помощь ахейцам, воевавшим с этолийцами.

Тем временем Агесилай своими злоупотреблениями вызвал всеобщую ненависть, и врагам Агиса не стоило больших трудов вновь вернуть на царствование Леонида II (241 г. до Р.Х.). Агесилай бежал, а Агие укрылся в храме Афины Меднодомной.

Сначала Леонид пытался выманить Агиса из храма, но тот не верил ему. Тогда Леонид стал действовать коварством. Он вступил в сговор с друзьями Агиса, Амфаретом и Дамохаретом, которые навещали его в храме. Те уговорили царя пойти в баню, а на обратном пути схватили его и доставили в тюрьму. Немедленно появился Леонид с большим отрядом наемников и окружил здание, а эфоры вошли к Агису и, пригласив геронтов, потребовали, чтобы тот оправдался в своих поступках. Агие ответил, что нисколько не раскаивается в своих замыслах. Эфоры вынесли ему смертный приговор и немедленно препроводили царя в Дехаду (помещение, где совершается казнь). Многие уже знали, что Агие в тюрьме, у дверей стояли слуги; появились мать и бабка Агиса, они громко кричали, требуя, чтобы царя спартанцев выслушал и судил народ. Вот почему эфоры и поспешили завершить начатое, опасаясь, как бы ночью, если соберется толпа побольше, царя не вырвали у них из рук.

После казни Агиса, Амфарет вышел к дверям, и Агесистрата, по давнему знакомству и дружбе, бросилась к нему с мольбою. Тот поднял ее с земли и заверил, что с Агисом ничего не случилось. Если она захочет, добавил он, то и сама может пройти к сыну. Агесистрата просила, чтобы вместе с ней впустили и мать, и Амфарет ответил, что ничего против це имеет. Пропустивши обеих и приказав снова запереть дверь тюрьмы, он первою предал палачу Архидамию, уже глубокую старуху, когда же ее умертвили, позвал внутрь Агесистрату. Она вошла — и увидела сына на полу и висящую в петле мать. Сама с помощью прислужников она вынула Архидамию из петли, уложила ее рядом с Агисом, а потом, упавши на тело сына и поцеловав мертвое лицо, промолвила: «Ах, сынок, твоя чрезмерная совестливость, твоя мягкость и твое человеколюбие погубили и тебя, и нас вместе с тобою!» Амфарет со злобой сказал ей: «Если ты разделяла мысли сына, то разделишь и его жребий!» И Агесистрата, поднимаясь навстречу петле, откликнулась: «Только бы это было на пользу Спарте!.» (Плутарх «Агие»).

Все монархи мира. Греция, Рим, Византия. Константин Рыжов. Москва, 2001 г.


Здесь читайте:

Исторические лица Греции

 

 

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


Rambler's Top100 Rambler's Top100

 Проект ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

на следующих доменах:
www.hrono.ru
www.hrono.info
www.hronos.km.ru,

редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС